Брюхоненко автожектор

Содержание
  1. Как в СССР оживляли животных — тайна проекта «Колли» | Тайны и Загадки истории
  2. Иоаким Петров. «Проблема оживления организмов». Тренируемся на кошках
  3. Шарль Броун-Секар. Французский профессор Преображенский
  4. Автожектор Сергея Брюхоненко
  5. Владимир Демихов. Двадцать двухголовых собак
  6. Проект «Колли». Финал
  7. 8 самых безумных учёных
  8. Йозеф Менгеле: Ангел Смерти
  9. Иоганн Конрад Диппель — прототип доктора Франкенштейна
  10. Джованни Альдини: электрические пляски
  11. Сергей Брюхоненко: создатель живой головы
  12. Эндрю Юр: шотландский мясник
  13. Широ Ишии: настоящий доктор Зло
  14. Кевин Уорвик: первый человек-киборг
  15. Проект
  16. Иоаким Петров. “Проблема оживления организмов”. Тренируемся на кошках
  17. Шарль Броун-Секар. Французский профессор Преображенский
  18. Автожектор Сергея Брюхоненко
  19. Владимир Демихов. Двадцать двухголовых собак
  20. Проект “Колли”. Финал

Как в СССР оживляли животных — тайна проекта «Колли» | Тайны и Загадки истории

Брюхоненко автожектор

В 1928 году Сергей Брюхоненко оживил отделённую от тела собачью голову. Без этих опытов современные реанимато­логия и транспланто­логия были бы невозможны.

Недавно, просматривая ленту постов в , я натолкнулся на запись с фотографией потрёпанного и местами подмокшего архивного документа за номером П13/144.

На пожелтевшей от времени фотографии (судя по штемпелю, документ был рассекречен в начале девяностых) люди в белых халатах стоят возле стола, на котором смонтирована установка, поддерживающая жизнь в голове собаки породы колли.

Собачье тело находится рядом, и, судя по всему, жизнь в нём также сохранена принудительно.

Автор поста уточнял у гуглплюсовской аудитории, не является ли сей документ подделкой, результатом чьей-то сумасшедшей фантазии и таких же умений в области обращения со средствами обработки графики. Большинство дискутирующих считало, что это чистой воды фейк.

Разглядывая на документе полустёртую печать ЦК КПСС и гриф «Строго секретно», использовавшийсятолько в партийном делопроизводстве, я грешным делом подумал о реальности запечатлённых на фото событий, тем более что память услужливо подбрасывала факты о «войне голов», которая велась между СССР и США в шестидесятые и семидесятые годы.

Между тем в ветке дискуссии появился ещё один фотодокумент: страница из книги, где был изображён «автомат сохранения жизни имени В.Р. Лебедева (АСЖЛ)» с подключённой к нему той самой собачьей головой породы колли.

Автомат сохранения жизни имени таинственного Лебедева

Фамилия создателя «автомата» и заставила меня покопаться в истории, отыскивая всех учёных, пытавшихся так или иначе вдохнуть жизнь в отделённую от тела собачью голову. Начал, правда, я с фантастики, вспомнив о знаменитой беляевской «Голове профессора Доуэля».

Иоаким Петров. «Проблема оживления организмов». Тренируемся на кошках

В 1939 году в пятом номере журнала «Детская литература» Александр Беляевопубликовал статью «О моих работах». Статья эта стала ответом на критику его романа «Голова профессора Доуэля».

Рецензент романа, некий товарищ Рыкалёв, считал, что ничего фантастичного в «Голове профессора Доуэля» нет, поскольку повсеместно известны успешные результаты опытов по оживлению собачьих голов, проводимые советским учёным Брюхоненко.

В своей статье Беляев пояснял, что роман об оживлении человеческой головы был написан им более пятнадцати лет назад, то есть в 1924 году, и что в это время никто из советских учёных даже не планировал подобных опытов.

Александр Беляев

Более того, подобных опытов не делали врачи, на работы которых опирался Брюхоненко. Беляев называет их фамилии: профессор И. Петров, Чечулин и Михайловский — и даже ссылается на статью И. Петрова «Проблемы оживления», напечатанную в «Известиях» в 1937 году. Кто же такой этот профессор И. Петров, и какие эксперименты он проводил?

Ответ я нашёл во втором номере журнала «Наука и жизнь» за 1939 год, где профессор И. Р. Петров из военно-медицинской академии РККА имени С. М. Кирова опубликовал статью «Проблема оживления организмов» (которая, как я понял, была более развёрнутым вариантом его работы, опубликованной ранее в «Известиях»).

На сайте Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова я выяснил, что Иоаким Романович Петров в 1939 году возглавил кафедру патологической физиологии и в течение двадцати четырёх лет был её бессменным руководителем.

Академик АМН ССР генерал-майор Петров внёс большой вклад в развитие отечественной реаниматологии.

Наибольшую известность ему принесла разработка кровозамещающего раствора, до сих пор именуемого «жидкость Петрова», спасшего в годы Великой Отечественной войны множество жизней.

В своей статье «Проблема оживления организмов» Иоаким Романович рассказывает об актуальности оживления человека и животных после прекращения сердцебиения и дыхания, а также приводит множество примеров опытов, которые проводились на кошках. Описания опытов, надо отметить, по нынешним гринписовским временам являются очень откровенными (»…даже у животных, подвергавшихся двухкратному и трёхкратному оживлению после смертельного удушения…»).

Статья Иоакима Иванова в большей степени была посвящена проблемам реанимации

Однако в статье не было ни слова об опытах по оживлению отдельно взятой головы животного.

Зато нашлась ссылка на работы французского физиолога Броун-Секара, который в 1848 году оживлял органы и ткани, промывая их кровеносные сосуды кровью.

На Броун-Секара, кстати, ссылался и в своей статье и Беляев, упоминая, что француз проводил первые несовершенные опыты по оживлению собачьей головы еще в девятнадцатом веке.

Шарль Броун-Секар. Французский профессор Преображенский

Удивительно, но выдающийся французский физиолог, член британского Королевского общества и Национальной Академии наук Франции Шарль Эдуард Броун-Секар в молодости и не планировал становиться врачом. Его стихией была литература.

Однако писатель Шарль Нодье, которому он показал свои сочинения, отговорил Броун-Секара заниматься литературой. Не потому, что таланта у молодого человека не было, а потому, что писательский труд не приносил достаточного заработка.

Возможно, мир и потерял писателя, но приобрёл увлечённого своим делом физиолога. Броун-Секар зарекомендовал себя очень плодовитым (более пятисот научных трудов) и смелым учёным, которого не страшила критика коллег.

В 1858 году он шокировал научное сообщество, восстановив жизненные функции головы собаки, отделённой от тела. Броун-Секар сделал это, пропуская через кровеносные сосуды головы артериальную кровь (функция перфузии).

Но наибольшую известность Броун-Секар получил за опыты по омоложению организма путём введения сыворотки из половых желез животных (собак и кроликов). Опыты эти Броун-Секар проводил на себе.

При этом так уверился в их действенности, что в возрасте семидесяти двух лет сделал специальный доклад на заседании Парижской Академии наук, уверяя коллег в том, что его самочувствие после использования «эликсира молодости» существенно улучшилось.

Доклад вызвал большую шумиху. Газетчиками был введён термин «омоложение».

Конечно, сейчас очевидно, что наибольшую роль в улучшении самочувствия стареющего учёного сыграло самовнушение, но в те времена его опыты считались прорывом в области продления активной жизни человека.

Скорее всего, именно история «эликсира молодости» Броун-Секара вдохновила Михаила Афанасьевича Булгакова на написание повести «Собачье сердце».

Броун-Секар был одним из первых оживителей голов. Но на обсуждаемом фото мы видим коллектив советских учёных. Как мы выяснили, советский академик Иоаким Петров не занимался воскресением отделённых от тела голов. Но в статье Беляева есть ещё одна фамилия — Брюхоненко.

Автожектор Сергея Брюхоненко

C именем Сергея Сергеевича Брюхоненко связана история создания первого аппарата искусственного кровообращения (АИК).

Вынужденный заниматься практической хирургией сразу после окончания медицинского факультета МГУ (в то время в разгаре была Первая мировая война), Сергей Брюхоненко загорелся идеей поддержания жизнеобеспечения организма и его отдельных органов путём организации в них искусственного кровообращения.

Идея эта нашла воплощение в приборе автожекторе, который Брюхоненко с коллегами разработал и запатентовал в 1925 году.

Страница патента автожектора Сергея Брюхоненко

Именно для демонстрации возможностей автожектора Брюхоненко и провёл свой знаменитый опыт с оживлением собачьей головы.

С помощью резиновых трубок автожектор, имитирующий сердце, соединялся с ампутированной головой животного в большом круге кровообращения и ампутированными лёгкими в малом круге.

В 1928 году ожившая собачья голова была продемонстрирована Брюхоненко научному сообществу. Голова реагировала на внешние раздражители и даже ела предлагаемый ей сыр!

Уникальный опыт Сергея Брюхоненко «засветился» даже в марвеловских комиксах того времени

Отдельно живущая собачья голова, сделанная Сергеем Брюхоненко

Результаты сенсационного эксперимента Брюхоненко были тут же представлены идеологами как безусловная победа советской науки. Именно их использовал товарищ Рыкалёв, критируя роман Александра Беляева.

Но, конечно же, главная заслуга изобретения Сергея Брюхоненко заключается в том, что впервые на практике был реализован принцип искусственного поддержания жизни организма и отдельных органов, без которого немыслимы современные реаниматология и трансплантология.

Сергей Сергеевич Брюхоненко активно трудился над совершенствованием созданного им аппарата, работая в сороковых годах в лаборатории экспериментальной патологии при Московском институте скорой помощи имени Склифосовского, а позже в НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов. В 1965 году за разработку системы искусственного кровообращения ему посмертно была присуждена Ленинская премия.

Но не ко всем «оживителям голов» судьба была столь благосклонна. Примером тому может служить судьба великого экспериментатора Владимира Петровича Демихова, которого трансплантологи всего мира заслуженно считают своим учителем.

Владимир Демихов. Двадцать двухголовых собак

Талант экспериментатора проявился у Владимира Демихова ещё во времена студенчества. В 1937 году, будучи студентом физиологического отделения биологического факультета МГУ, Демихов самостоятельно изготовил аппарат, который сейчас можно назвать искусственным сердцем. Свою разработку студент-физиолог проверил на собаке, которая прожила с демиховским искусственным сердцем около двух часов.

Далее была война и работа врачом-патологоанатомом. И мечта помочь умирающим людям, пересаживая им новые жизненно важные органы.

В период с 1946 по 1950 год Владимир Демихов, работая в Институте экспериментальной и клинической хирургии, провёл ряд уникальных операций, впервые в мире выполнив на животных трансплантацию сердца, лёгких и печени.

В 1952 году он разработал методику коронарного шунтирования, которая ныне спасает тысячи жизней.

В лаборатории Владимира Демихова было создано более двадцати двухголовых собак

Демонстрируя отточенность и эффективность разработанных им методик, Демихов в 1954 году проводит уникальную операцию по пересадке собачьей головы на тело другой собаки. Позднее в своей лаборатории Демихов создаст более двадцати двухголовых собак, отрабатывая на них методику соединения сосудов и нервной ткани.

Однако очевидные достижения Демихова были восприняты далеко не однозначно. Работая в первом Московском медицинском институте имени И. М.

Сеченова, Владимир Петрович из-за разногласий с дирекцией института так и не смог защитить диссертацию на тему «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте».

Между тем его книга с одноименным названием стала бестселлером во многих странах мира и долгое время была единственным учебником по практической трансплантологии.

В 1965 году доклад Демихова по пересадке органов (в том числе голов) у собак, сделанный им на заседании секции трансплантологов, подвергся жесточайшей критике и был назван ахинеей и чистой воды шарлатанством.

До конца жизни Владимир Петрович подвергался гонениям советских «коллег» по цеху.

И это при том, что Кристиан Бернард — первый хирург, выполнивший трансплантацию сердца человеку, перед своей операцией дважды посещал лабораторию Демихова и считает его своим учителем.

Именно с именем Владимира Демихова связана та самая «гонка голов», которая началась в шестидесятые между СССР и США параллельно с «космической гонкой».

Доктор Роберт Уайт

В 1966 году американское правительствоначало финансирование работ хирурга Кливлендской центральной больницы Роберта Уайта. В марте 1970 года Уайт успешно провёл операцию по пересадке головы одной обезьяны на тело другой.

К слову, как и в случае Демихова, работы Уайта в США подверглись суровой критике. И если Владимира Петровича советские идеологи обвиняли в попрании коммунистической морали, то на Уайта «повесили» нарушение монополии божьего промысла. До конца жизни Уайт собирал средства на операцию по пересадке головы человека. У него был даже доброволец — парализованный Крейг Ветовиц.

Проект «Колли». Финал

Ну а что же архивный документ, с которого началось моё расследование, и «автомат сохранения жизни имени В. Р. Лебедева»?

Конечно же, всё это оказалось фальсификацией. Но фальсификацией в хорошем смысле этого слова. Документы эти — результат работы, выполненной в рамках креативного проекта компьютерной графики «Колли». Считать применение «автомата сохранения жизни» для создания советского колли-киборга правдивым может только откровенный параноик.

Фейк? Однозначно. Только вот в его основе лежит судьба реальных людей. Экспериментаторов, не побоявшихся превратить беляевский фантастический сюжет в реальность.

Евгений Лебеденко, КОМПЬЮТЕРРА

Источник: http://tayni.info/4013/

8 самых безумных учёных

Брюхоненко автожектор
Злой гений человека порой рождает самые безумные опыты и эксперименты. Можно прикрываться благородными мотивами и говорить, что ты способствуешь техническому прогрессу, но зло творимое при этом говорит совсем обратное. Уберите детей от монитора и давайте познакомимся с сумасшедшими опытами самых фриковых ученых за всю историю человечества.

В середине XX века советский хирург Владимир Демихов показал миру свой “шедевр” – собаку о двух головах. На шею овчарки немецкой породы ученый пересадил голову с шеей и передними лапами маленького щенка.

Некоторое время вторая голова лакала молоко, однако то стекало через обрезанный канал пищевода и мозн никак не мог получить сигнал о насыщении.

Бедное создание в скором времени погибло из-за отторжения тканей, однако после этого фрик-ученый на протяжении следующих пятнадцати лет пытался повторить эксперимент – 19 раз и все неудачно…

В начале 19 века врач из Филадельфии Стаббинс Фирф выдвинул теорию отом, что желтая лихорадка не является инфекционным заболеванием, инекоторое время проверял гипотезу на себе.

Сначала он выливал рвоту,полученную от больных желтой лихорадкой, на открытые раны, а затем пилрвоту.

Он действительно не заразился вопреки тому, что желтая лихорадкавсе же является инфекционным заболеванием: позднее ученые обнаружили,

что заражение происходит через кровь, как правило, через укус комара.

Йозеф Менгеле: Ангел Смерти

Йозеф Менгеле — один из врачей СС, который лично контролировал отборзаключенных, и определял кто должен быть убит, а кого отправить в лагерьдля принудительных работ и экспериментов. Среди заключенных он былизвестен как «Ангел Смерти». В Освенциме, Менгеле провел рядисследований близнецов.

По окончании эксперимента близнецы, как правило,были убиты, а их тела расчленены. Он руководил операцией, во времякоторой были сшиты вместе два мальчика-цыгана, чтобы создать сиамскихблизнецов. Руки детей оказались сильно заражены в местах резекциикровеносных сосудов. Менгеле регулярно брал кровь идентичных близнецов

на анализ.

Известно, что некоторых он довел таким способом до смерти.

«Я не могу поверить, что Менгеле считал свои эксперименты серьезнымиисследованиями, из-за небрежности, с которой он работал. Он простопользовался данной ему властью. Менгеле был мясником — большинствоопераций проводились без анестетиков.

Однажды я стал свидетелем операциина желудке — Менгеле удалил часть желудка, но без анестезии. В другойраз было удалено сердце, и снова без наркоза. Это было чудовищно.Менгеле был одержим властью. Никто никогда не спрашивал его — почемуумер этот человек? От чего скончался тот? Людей не считали.

Он считал,что делает все во имя науки. На самом деле это было безумием», —

вспоминает бывший узник Освенцима Алекс Декель.

Иоганн Конрад Диппель — прототип доктора Франкенштейна

Иоганн Конрад Диппель, сумасшедший ученый, действительно родился взамке Франкенштейн в 1673 году, возле Дармштадта, Германия. Считается,что он был прототипом главного героя в романе Мэри Шелли «Франкенштейн»,

хотя эта версия остается спорной.

После изучения теологии, философии и алхимии, он создал масло,которое должно было стать мечтой алхимиков — эликсиром бессмертия.Состояло оно из крови, костей и других частей животных.

Среди егомногочисленных трудов по анатомии были такие эксперименты, как кипячениечастей человеческого тела в огромном чане с целью создать искусственноесущество, а также попытка переместить душу из одного тела в другое, при

помощи воронки, шланга и смазки.

Джованни Альдини: электрические пляски

Альдини был племянником Луиджи Гальвани. Его дядя, итальянскийпрофессор анатомии, открыл явление гальванизма, когда обнаружил, чтоэлектрические разряды заставляют подергиваться конечности мертвой

лягушки. Альдини продолжил эксперименты и провел испытания на трупах.

Он предложил вниманию широкой публики эксперимент над теломказненного убийцы Джорджа Форстера. Альдини подвел контакты к трупу,после чего тело пустилось в омерзительный пляс.

Когда он подсоединялпровода к лицу, оно корчилось в жутких гримасах, левый глаз открывался,как будто хотел посмотреть на своего учителя. Некоторые зрители боялись,что преступник на самом деле оживет, и тогда придется казнить егоснова.

Один человек был настолько потрясен, что вскоре по окончании

«представления» скончался.

Вот как был описан этот опыт Альдини, одним из его современником:«Восстановилось тяжелое конвульсивное дыхание; глаза вновь открылись,губы зашевелились и лицо убийцы, не подчиняясь больше никакомууправляющему инстинкту, стало корчить такие странные гримасы, что одиниз ассистентов лишился от ужаса чувств и на протяжении нескольких дней

страдал настоящим умственным расстройством».

Сергей Брюхоненко: создатель живой головы

Опередив Владимира Демихова, Брюхоненко проводил дикие опыты насобаках, которые поспособствовали развитию медицины в области операцийна открытом сердце. Он создал примитивный аппарат искусственногокровообращения под названием автожектор (аппарат поддержаниядеятельности сердца и легких). С помощью этого устройства, Брюхоненко

удавалось поддерживать головы собак, отсеченные от тела, живыми.

В 1928 он продемонстрировал одну из таких голов. Чтобы доказать, чтоголова, лежащая на столе живая, он показал, как она реагирует нараздражители. Брюхоненко ударил по столу молотком, и голова вздрогнула.Он посветил ей в глаза, и глаза моргнули. Он даже скормил голове кусочексыра, который сразу же выскочил из канала пищевода, вызвав отвращение

публики.

Эндрю Юр: шотландский мясник

Шотландский врач Эндрю Юр, несмотря на свои многочисленныедостижения, известен проведением четырех опытов над трупом МэтьюКлайдесдэйлом 4 ноября, 1818 года. Первый опыт заключался в иссечениизатылка и удалении части позвонка. Затем был сделан разрез в левом бедреи пятке.

Два электропровода были подсоединены к шее и бедру, чтовызвало сильные неконтролируемые судороги. Потом один из проводовподвели к пятке, получив разряд, левая нога с силой пнула ассистента.

Второй эксперимент заставил диафрагму Клайдесдэйла сокращаться, как если

бы он снова дышал.

Юр сообщил, что кровь Клайдесдэйла не свернулась, а шея не сломана отповешения. Он был уверен, что он сможет вернуть тело к жизни. Третийэксперимент показал необычную мимическую реакцию после того, как Юрсделал разрез на лбу Клайдесдэйла.

Когда к лицу Клайдесдэйла подвеликонтакты, на нем отразились эмоции гнева, страха, отчаяния, тоски, ипоявилась отвратительная искаженная улыбка. Выражение лица так потряслозрителей, что один врач, который не отличался слабым желудком, сразу жепокинул зал. Окончательный эксперимент предполагал оживлениеКлайдесдэйла.

Разрез сделали на указательном пальце. Как только ток былподведен, мертвец поднял руку и указал на людей в зале. Многие были в

неописуемом ужасе.

Широ Ишии: настоящий доктор Зло

Ишии был микробиологом и генерал-лейтенантом военного биологическогоподразделения 731 Японской Имперской Армии во время ВторойКитайско-Японской войны. Он родился в деревне Шибаяма в префектуре Чиба,изучал медицину в Императорском Университете в Киото.

В 1932 году онначал проводить эксперименты в рамках секретного проекта для японскойармии. В 1936 году было сформировано подразделение 731.

За пределамикитайского города Харбин Ишии построил огромный комплекс из 150 зданий

общей площадью более 6 квадратных километров.

Среди его заслуг: вивисекция живых людей (в том числе беременныхженщин, которых оплодотворили доктора его лаборатории), ампутациюконечностей заключенных и попытки поменять их местами, обморожение исогревание частей тела узников для изучения протекания гангрены,испытание гранат и огнеметов на живых людях.

Заключенных заражаливирусами и болезнями с целью изучения их воздействия на организм. Длянаблюдения последствий запущенных венерических заболеваний заключенныхмужчин и женщин насильно заражали сифилисом и гонореей.

Благодарянеприкосновенности, которую ему дала Американская Миротворческая Армия,Широ Ишии не отсидел ни дня в тюрьме и умер в возрасте 67 лет от рака

горла.

Кевин Уорвик: первый человек-киборг

Кевин Уорвик, британский ученый и профессор кибернетики, настолькоувлечен изучением роботов, что попытался стать первымчеловеком-киборгом. В 1998 году примитивный передатчик RFID былимплантирован под кожу Уорвика, с его помощью можно контролироватьработу дверей, светильников, обогревателей, и других устройств скомпьютерным управлением.

Основной целью эксперимента было испытаниевосприимчивости организма и легкости получения сигнала от чипа. В 2002году более сложное нейронное устройство имплантировали в его нервнуюсистему, чтобы получить доступ к нервным сигналам.

Эксперимент оказалсяуспешным: сигнал был достаточно четким, чтобы механический манипулятор

мог имитировать движения руки Уорвика.

Позднее был проведен широко разрекламированный эксперимент:специальные чипы вживили в организм Уорвика и его супруги, они должныбыл создать телепатию или эффект сопереживания.

Для передачи сигнала нарасстоянии использовался интернет. Опыт завершился успешно: впервые былаустановлена исключительно электронная связь между нервными системами

двух людей.

Исследования Уорвика в области кибернетики продолжаются.

via

Источник: https://felbert.livejournal.com/1496432.html

Проект

Брюхоненко автожектор

В 1928 году Сергей Брюхоненко оживил отделённую от тела собачью голову. Без этих опытов современные реанимато­логия и транспланто­логия были бы невозможны.

Недавно, просматривая ленту постов в , я натолкнулся на запись с фотографией потрёпанного и местами подмокшего архивного документа за номером П13/144.

На пожелтевшей от времени фотографии (судя по штемпелю, документ был рассекречен в начале девяностых) люди в белых халатах стоят возле стола, на котором смонтирована установка, поддерживающая жизнь в голове собаки породы колли.

Собачье тело находится рядом, и, судя по всему, жизнь в нём также сохранена принудительно.

Автор поста уточнял у гуглплюсовской аудитории, не является ли сей документ подделкой, результатом чьей-то сумасшедшей фантазии и таких же умений в области обращения со средствами обработки графики. Большинство дискутирующих считало, что это чистой воды фейк.

Разглядывая на документе полустёртую печать ЦК КПСС и гриф “Строго секретно”, использовавшийся только в партийном делопроизводстве, я грешным делом подумал о реальности запечатлённых на фото событий, тем более что память услужливо подбрасывала факты о “войне голов”, которая велась между СССР и США в шестидесятые и семидесятые годы.

Между тем в ветке дискуссии появился ещё один фотодокумент: страница из книги, где был изображён “автомат сохранения жизни имени В.Р. Лебедева (АСЖЛ)” с подключённой к нему той самой собачьей головой породы колли.

Автомат сохранения жизни имени таинственного Лебедева

Фамилия создателя “автомата” и заставила меня покопаться в истории, отыскивая всех учёных, пытавшихся так или иначе вдохнуть жизнь в отделённую от тела собачью голову. Начал, правда, я с фантастики, вспомнив о знаменитой беляевской “Голове профессора Доуэля”.

Иоаким Петров. “Проблема оживления организмов”. Тренируемся на кошках

В 1939 году в пятом номере журнала “Детская литература” Александр Беляев опубликовал статью “О моих работах”. Статья эта стала ответом на критику его романа “Голова профессора Доуэля”.

Рецензент романа, некий товарищ Рыкалёв, считал, что ничего фантастичного в “Голове профессора Доуэля” нет, поскольку повсеместно известны успешные результаты опытов по оживлению собачьих голов, проводимые советским учёным Брюхоненко.

В своей статье Беляев пояснял, что роман об оживлении человеческой головы был написан им более пятнадцати лет назад, то есть в 1924 году, и что в это время никто из советских учёных даже не планировал подобных опытов.

Александр Беляев

Более того, подобных опытов не делали врачи, на работы которых опирался Брюхоненко. Беляев называет их фамилии: профессор И. Петров, Чечулин и Михайловский – и даже ссылается на статью И. Петрова “Проблемы оживления”, напечатанную в “Известиях” в 1937 году. Кто же такой этот профессор И.

Петров, и какие эксперименты он проводил? Ответ я нашёл во втором номере журнала “Наука и жизнь” за 1939 год, где профессор И. Р. Петров из военно-медицинской академии РККА имени С. М.

Кирова опубликовал статью “Проблема оживления организмов” (которая, как я понял, была более развёрнутым вариантом его работы, опубликованной ранее в “Известиях”).

Статья Иоакима Иванова в большей степени была посвящена проблемам реанимации

На сайте Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова я выяснил, что Иоаким Романович Петров в 1939 году возглавил кафедру патологической физиологии и в течение двадцати четырёх лет был её бессменным руководителем.

Академик АМН ССР генерал-майор Петров внёс большой вклад в развитие отечественной реаниматологии.

Наибольшую известность ему принесла разработка кровозамещающего раствора, до сих пор именуемого “жидкость Петрова”, спасшего в годы Великой Отечественной войны множество жизней.

В своей статье “Проблема оживления организмов” Иоаким Романович рассказывает об актуальности оживления человека и животных после прекращения сердцебиения и дыхания, а также приводит множество примеров опытов, которые проводились на кошках. Описания опытов, надо отметить, по нынешним гринписовским временам являются очень откровенными (“…даже у животных, подвергавшихся двухкратному и трёхкратному оживлению после смертельного удушения…”).

Однако в статье не было ни слова об опытах по оживлению отдельно взятой головы животного.

Зато нашлась ссылка на работы французского физиолога Броун-Секара, который в 1848 году оживлял органы и ткани, промывая их кровеносные сосуды кровью.

На Броун-Секара, кстати, ссылался и в своей статье и Беляев, упоминая, что француз проводил первые несовершенные опыты по оживлению собачьей головы еще в девятнадцатом веке.

Шарль Броун-Секар. Французский профессор Преображенский

Удивительно, но выдающийся французский физиолог, член британского Королевского общества и Национальной Академии наук Франции Шарль Эдуард Броун-Секар в молодости и не планировал становиться врачом. Его стихией была литература.

Однако писатель Шарль Нодье, которому он показал свои сочинения, отговорил Броун-Секара заниматься литературой. Не потому, что таланта у молодого человека не было, а потому, что писательский труд не приносил достаточного заработка.

В молодости Шарль Броун-Секар был натурой романтичной. Видимо, поэтому он свято уверовал в эффективность изобретённого им “эликсира молодости”

Возможно, мир и потерял писателя, но приобрёл увлечённого своим делом физиолога. Броун-Секар зарекомендовал себя очень плодовитым (более пятисот научных трудов) и смелым учёным, которого не страшила критика коллег.

В 1858 году он шокировал научное сообщество, восстановив жизненные функции головы собаки, отделённой от тела. Броун-Секар сделал это, пропуская через кровеносные сосуды головы артериальную кровь (функция перфузии).

Но наибольшую известность Броун-Секар получил за опыты по омоложению организма путём введения сыворотки из половых желез животных (собак и кроликов). Опыты эти Броун-Секар проводил на себе.

При этом так уверился в их действенности, что в возрасте семидесяти двух лет сделал специальный доклад на заседании Парижской Академии наук, уверяя коллег в том, что его самочувствие после использования “эликсира молодости” существенно улучшилось. Доклад вызвал большую шумиху.

Газетчиками был введён термин “омоложение”. Конечно, сейчас очевидно, что наибольшую роль в улучшении самочувствия стареющего учёного сыграло самовнушение, но в те времена его опыты считались прорывом в области продления активной жизни человека.

Скорее всего, именно история “эликсира молодости” Броун-Секара вдохновила Михаила Афанасьевича Булгакова на написание повести “Собачье сердце”.

Броун-Секар был одним из первых оживителей голов. Но на обсуждаемом фото мы видим коллектив советских учёных. Как мы выяснили, советский академик Иоаким Петров не занимался воскресением отделённых от тела голов. Но в статье Беляева есть ещё одна фамилия – Брюхоненко.

Автожектор Сергея Брюхоненко

C именем Сергея Сергеевича Брюхоненко связана история создания первого аппарата искусственного кровообращения (АИК).

Вынужденный заниматься практической хирургией сразу после окончания медицинского факультета МГУ (в то время в разгаре была Первая мировая война), Сергей Брюхоненко загорелся идеей поддержания жизнеобеспечения организма и его отдельных органов путём организации в них искусственного кровообращения.

Идея эта нашла воплощение в приборе автожекторе, который Брюхоненко с коллегами разработал и запатентовал в 1925 году.

Страница патента автожектора Сергея Брюхоненко

Именно для демонстрации возможностей автожектора Брюхоненко и провёл свой знаменитый опыт с оживлением собачьей головы.

С помощью резиновых трубок автожектор, имитирующий сердце, соединялся с ампутированной головой животного в большом круге кровообращения и ампутированными лёгкими в малом круге.

В 1928 году ожившая собачья голова была продемонстрирована Брюхоненко научному сообществу. Голова реагировала на внешние раздражители и даже ела предлагаемый ей сыр!

Уникальный опыт Сергея Брюхоненко “засветился” даже в марвеловских комиксах того времени
Отдельно живущая собачья голова, сделанная Сергеем Брюхоненко

Результаты сенсационного эксперимента Брюхоненко были тут же представлены идеологами как безусловная победа советской науки. Именно их использовал товарищ Рыкалёв, критируя роман Александра Беляева.

Но, конечно же, главная заслуга изобретения Сергея Брюхоненко заключается в том, что впервые на практике был реализован принцип искусственного поддержания жизни организма и отдельных органов, без которого немыслимы современные реаниматология и трансплантология.

Сергей Сергеевич Брюхоненко активно трудился над совершенствованием созданного им аппарата, работая в сороковых годах в лаборатории экспериментальной патологии при Московском институте скорой помощи имени Склифосовского, а позже в НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов. В 1965 году за разработку системы искусственного кровообращения ему посмертно была присуждена Ленинская премия.

Но не ко всем “оживителям голов” судьба была столь благосклонна. Примером тому может служить судьба великого экспериментатора Владимира Петровича Демихова, которого трансплантологи всего мира заслуженно считают своим учителем.

Владимир Демихов. Двадцать двухголовых собак

Талант экспериментатора проявился у Владимира Демихова ещё во времена студенчества. В 1937 году, будучи студентом физиологического отделения биологического факультета МГУ, Демихов самостоятельно изготовил аппарат, который сейчас можно назвать искусственным сердцем. Свою разработку студент-физиолог проверил на собаке, которая прожила с демиховским искусственным сердцем около двух часов.

Далее была война и работа врачом-патологоанатомом. И мечта помочь умирающим людям, пересаживая им новые жизненно важные органы.

В период с 1946 по 1950 год Владимир Демихов, работая в Институте экспериментальной и клинической хирургии, провёл ряд уникальных операций, впервые в мире выполнив на животных трансплантацию сердца, лёгких и печени.

В 1952 году он разработал методику коронарного шунтирования, которая ныне спасает тысячи жизней.

В лаборатории Владимира Демихова было создано более двадцати двухголовых собак

Демонстрируя отточенность и эффективность разработанных им методик, Демихов в 1954 году проводит уникальную операцию по пересадке собачьей головы на тело другой собаки. Позднее в своей лаборатории Демихов создаст более двадцати двухголовых собак, отрабатывая на них методику соединения сосудов и нервной ткани.

Однако очевидные достижения Демихова были восприняты далеко не однозначно. Работая в первом Московском медицинском институте имени И. М.

Сеченова, Владимир Петрович из-за разногласий с дирекцией института так и не смог защитить диссертацию на тему “Пересадка жизненно важных органов в эксперименте”.

Между тем его книга с одноименным названием стала бестселлером во многих странах мира и долгое время была единственным учебником по практической трансплантологии.

В 1965 году доклад Демихова по пересадке органов (в том числе голов) у собак, сделанный им на заседании секции трансплантологов, подвергся жесточайшей критике и был назван ахинеей и чистой воды шарлатанством.

До конца жизни Владимир Петрович подвергался гонениям советских “коллег” по цеху.

И это при том, что Кристиан Бернард – первый хирург, выполнивший трансплантацию сердца человеку, перед своей операцией дважды посещал лабораторию Демихова и считает его своим учителем.

Именно с именем Владимира Демихова связана та самая “гонка голов”, которая началась в шестидесятые между СССР и США параллельно с “космической гонкой”.

Доктор Роберт Уайт

В 1966 году американское правительство начало финансирование работ хирурга Кливлендской центральной больницы Роберта Уайта. В марте 1970 года Уайт успешно провёл операцию по пересадке головы одной обезьяны на тело другой.

К слову, как и в случае Демихова, работы Уайта в США подверглись суровой критике. И если Владимира Петровича советские идеологи обвиняли в попрании коммунистической морали, то на Уайта “повесили” нарушение монополии божьего промысла. До конца жизни Уайт собирал средства на операцию по пересадке головы человека. У него был даже доброволец – парализованный Крейг Ветовиц.

Проект “Колли”. Финал

Ну а что же архивный документ, с которого началось моё расследование, и “автомат сохранения жизни имени В. Р. Лебедева”?

Конечно же, всё это оказалось фальсификацией. Но фальсификацией в хорошем смысле этого слова. Документы эти – результат работы, выполненной в рамках креативного проекта компьютерной графики “Колли”. Считать применение “автомата сохранения жизни” для создания советского колли-киборга правдивым может только откровенный параноик.

Фейк? Однозначно. Только вот в его основе лежит судьба реальных людей. Экспериментаторов, не побоявшихся превратить беляевский фантастический сюжет в реальность.

Евгений Лебеденко

Источник: https://irissann.livejournal.com/1748424.html

Мое Здоровье
Добавить комментарий